Классификация финансовых систем и финансовых пирамид

Если немного переиначить слова Сократа из диалога «Федон», можно сказать, что если человек считает своё мнение предельно ясным и подлинным, то оно становится как бы гвоздём, которым человек пригвождён в самом начале пути познания, не имея возможности двигаться и познавать.

Мы довольно часто сталкиваемся с такими гвоздями – мнениями о нас, и чтобы их немного расшатать, разработали классификацию существующих финансовых систем в виде матрицы из четырёх элементов. Эти четыре элемента охватывают все возможные финансовые системы, как сложные, так и не очень. Итак, их можно классифицировать следующим образом: «злоумышленник-дилетант», «злоумышленник-профессионал» «доброжелатель-дилетант», «доброжелатель-профессионал». Им соответствуют виды деятельности, которые характеризуются как «тупой обман», «профессиональный обман», «невольный обман» и действующие финансовые инструменты, десятилетиями, а порой даже и более века ритмично без сбоев исполняющие свои функции.

Немного пройдёмся по клеточкам матрицы. Итак,

1) «Профессиональный обман» действительно существовал с начала рыночных преобразований на постсоветском пространстве. Большая часть примеров понятна – обычные масштабные пирамиды. Имидж профессионализма им немного добавляет то, что они выпускали ценные бумаги, ссылались на какие-то доходные проекты. Также стоит немного остановиться на кредитных кооперативах. Существует и законодательство о кредитной кооперации, однако многие организаторы таких систем изначально ориентируются на очень рискованные необеспеченные сделки, выставляя бешеные проценты, которые затем оказываются причиной невозврата кредитов и последующего краха.

2) «Тупой обман». Тоже всё понятно – это не такие масштабные пирамиды. Они изначально не ссылаются на какие-то существующие проекты или товары, а просто «тупо» советуют перечислить деньги, чтобы потом перечислили тебе.

3) «Невольный обман». Организаторы таких систем, казалось бы, опираются на реальные потребности людей, действуют в законном поле, но по своей неграмотности имеют недоработки, из-за которых происходит крах. Сюда же можно отнести долговые обязательства некоторых стран и правительств. Ярким примером является система ГКО в России перед кризисом 1998 года. Её неграмотность состояла в том, что система государственных краткосрочных облигаций (ГКО) наращивалась при отсутствии перспектив развития экономики и производства в условиях всеобъемлющей, ничем не ограничиваемой иностранной конкуренции, а ведь погашение всяких обязательств происходит благодаря росту производства.

4) Профессиональные, действующие без сбоев системы. Ярким примером является жилищная накопительная система в Германии, существующая с 20-х годов прошлого века. Две трети всех собственников, проживающих в своём жилье, приобрели его по накопительной системе. В странах Восточной Европы количество их участников уже исчисляется миллионами. В России разработано законодательство о жилищных накопительных кооперативах, однако оно имеет некоторые недостатки, потому не развернулось в реальную масштабную накопительную систему. Что уже говорить о пенсионных системах – они даже больше других напоминают пирамиду, однако ей не являются, поскольку пенсии тоже обеспечены реальным имуществом – валовым продуктом общества, часть которого пенсионеры и потребляют.

Наша инициатива, опирающаяся на реальный опыт, а также на компетенции в финансах, бизнес-планировании и строительстве, направлена на создание финансового инструмента, который будет десятилетиями ритмично и без сбоев исполнять свои функции. Почему до сих пор в Беларуси этого нет? Потому что данные задачи решала система льготного кредитования, которая теперь сворачивается.

Конечно, поскольку кроме истины существует ещё три вида обмана, человеку вполне разумно очень настороженно относиться к данному предложению, изучать его тщательно, и возможность такого изучения мы предоставляем своей информационной открытостью.

Иногда на нашем пути попадаются люди, которые наотмашь рубят: «Это пирамида». Вот это мнение и становится вышеупомянутым гвоздём, который пригвождает человека, и он становится «неподвижным» - можно сказать, сам превращается в недвижимость. В своём уме он сразу перечёркивает правую верхнюю клеточку матрицы, как бы говоря: «её не существует, а если и существует, то вы ни за что не можете в ней находиться». Вот так, как на рисунке ниже:

И мы хотим Вас спросить, почему Вы так решили? Возможно, Вы не верите в существование накопительных систем во многих странах Европы? А может быть Вы думаете, что именно у нас это невозможно, поскольку преклоняетесь перед Западом, как чем-то передовым, а мы являемся безнадёжно отсталыми, и неспособны такого придумать? А может быть у нас все мошенники? Или считаете, что в нестабильных условиях это невозможно, несмотря на то, что именно нестабильные условия делают такие системы единственной возможностью решить жилищную проблему, как это было в 20-х годах в Германии, или в 90-х в Восточной Европе? Подумайте, что заставляет Вас сразу отвергнуть предложение, не высказав ни единого аргумента? Возьмите у нас таблицу на 25 человек, на 100 человек, на 1000 человек, расписанную помесячно на несколько лет вперёд, и укажите в ней место, в котором мы Вас обманули.

Когда Беларусь ещё до внедрения льготного кредитования пыталась изучить и перенять заграничный опыт, ей предлагали: «Так как это коммерческая тайна, давайте мы на вашей территории будем реализовывать нашу накопительную систему сами». А мы скажем – Запад ничего слишком сложного не придумал – эти вещи для людей с советским качеством образования элементарны – мы сами сможем. Может быть да, система довольно сложная. Однако и люди наши, особенно с техническим складом ума, если в этом уме нет того самого «гвоздя», и если они хорошо знают закон сохранения (откуда что берётся) и математику средних классов советской школы, способны легко понять её. И они её на самом деле легко осваивают – половина всех пришедших на консультацию, освоив нашу информацию, способны сами корректировать свою программу накопления и выкупа, делая её оптимально выгодной по финансам и по срокам заселения. Теперь дело только за гарантиями, над которыми мы и работаем, в том числе взаимодействуя с органами власти.

Мы всегда помним, что по жизни так бывает – твой самый строгий критик часто становится твоим самым страстным сторонником. У нас так уже было.